Хаял Алекперов: «В училище меня называли Прогнозом»

ДВАЖДЫ ПОБЕДИТЕЛЬ ШОУ «БИТВЫ ЭКСТРАСЕНСОВ» И ЭКСПЕРТ ПРОГРАММЫ «СЛЕДСТВИЕ ВЕДУТ ЭКСТРАСЕНСЫ» РАССКАЗАЛ «ТЕЛЕСКОПУ», ЧЕРЕЗ КАКИЕ ИСПЫТАНИЯ ОН ПРОШЕЛ, ПРЕЖДЕ ЧЕМ СТАТЬ ОДНИМ ИЗ САМЫХ ПОПУЛЯРНЫХ ЯСНОВИДЯЩИХ УКРАИНЫ.

Даже история его появления на свет овеяна мистикой и сопряжена с труд­ностями.

— Моя мама девять лет не могла иметь детей, — говорит азербайджанский экстра­сенс. — Они с отцом много раз посеща­ли святые места, молились… Как‑то мама увидела сон, в котором к ней пришли про­роки и один из них сказал: «Я отдаю те­бе своего сына». Вскоре после этого мама узнала, что беременна, и на свет появил­ся я. В благодарность родители принесли в жертву 9 баранов и решили не стричь мне волосы до 7 лет. Имя у меня тоже неслу­чайное, в переводе с фарси Хаял означает «недосягаемая мечта». Я был болезненным ребенком, долго не ходил и даже не ползал до 2 лет. Но маме вновь приснился пророк и сказал, что я особенный. Вскоре после маминого сна я встал и пошел.

«Чтобы не сойти с ума, общался с мышкой»

ТОП: В какой момент вы поняли, что наде­лены необычным даром?

— С ранних лет мне снились вещие сны. Мог сесть за парту одноклассника и про­читать его мысли или же почувствовать, что происходит в его семье. Однажды уви­дел смерть отца одноклассника. Испугал­ся и решил позвонить ему, чтобы разве­ять свои подозрения. Спросил: «Могу ли услышать дядю Рафига?» Мне ответили, что утром он трагически погиб, попав под машину… Это стало сильным потрясени­ем. А в военном училище меня называли Прогнозом. Мог предсказать, когда до­машнее задание проверять не будут и его можно не делать.

ТОП: Почему выбрали карьеру военного?

— Это, скорее, выбор отца. Он не при­знавал мой дар, хотел, чтобы я стал офи­цером.

ТОП: Вы дослужились до высших чинов, но были арестованы. Как такое могло про­изойти?

— Я всегда стараюсь поступать по спра­ведливости. После училища меня назна­чили командиром взвода. Однажды я за­кончил работу, но домой не уходил — какая‑то сила заставила меня задержаться. Вышел из штаба и заметил, что двое на­ших солдат издеваются над пожилым че­ловеком. Я за него вступился, отвел к вра­чу. А те двое побежали на меня жаловать­ся: якобы я помешал допросу. В тот раз меня оправдали — правда, с выговором.

Затем меня перевели на хорошую долж­ность — начальником военной полиции Ба­ку. Но мои недоброжелатели искали повод убрать меня с поста. Тут и всплыла исто­рия со стариком, которого я когда‑то за­щитил. На этот раз мне приписали рас­хищение имущества и приговорили к по­жизненному заключению.

ТОП: В такой ситуации сложно сохранить спокойствие и здравый смысл…

— Моему отчаянию не было предела! За то время, что я провел в камере оди­ночного заключения, многое передумал: сканировал свою жизнь, друзей, которые раньше называли меня «брат», «товарищ», но после того, как меня осудили, отверну­лись. В камере было холодно и сыро. Через щели в стенах попадал снег. Моя одежда не могла меня согреть — это были обно­ски. Спасибо Богу, добрые люди принесли мне свечу, от ее пламени я и грелся. А что­бы не сойти с ума, начал общаться с ма­ленькой мышкой, которая забегала в ка­меру. Но Бог всегда лучше нас знает, что нам нужно: видимо, таким образом он хо­тел отстранить меня от военных дел. Я по­пал под амнистию и оказался на свободе…

«У моих мамы и сестры тоже есть дар ясновидения. Но они его не развивали, а предпочли простое семейное счастье».

ТОП: Как вас встретили родные после тюрьмы?

— Моя дорога домой была трудной. Никто из родных не приехал за мной. На вокзале я просил водителей подвезти меня, но без денег ни один не согласился. Оставалось только идти пешком — 300 км по холоду, в разбитых башмаках. Но меня грели мыс­ли о доме. Я думал, как наконец‑то сно­ва обниму маму, и скажу ей: все, что обо мне говорят, — ложь. Но близкие отре­клись от меня.

«Жил в деревне отшельником»

ТОП: Почему?

— Отец был очень огорчен. Он сказал, что я не оправдал его надежд. А мама по­стоянно плакала, жалела меня. Мне было стыдно перед ними за то, что они не мо­гут мной гордиться. Стыдно было и перед знакомыми моей семьи. Поэтому я решил стать отшельником.

ТОП: И где в наше время живут отшельники?

— В деревне. Я был совсем один. Рабо­ты не было. Поначалу соседи, спасибо им, помогали кто чем мог. Потом я стал жить своим трудом: ел то, что сам выращивал. Чтобы заработать хоть какие‑то гроши, вы­ходил на дорогу и продавал ягоды и гри­бы. В этой заброшенной деревне была ста­рая библиотека, где мне под руку попалась книга «Жизнь Сулеймана» — по‑вашему, Соломона. После того, как я ее прочел, ко мне стало приходить понимание, что все, случившееся со мной, — это испы­тание, которое я должен пройти достой­но. Там же в деревне есть пещера, в ней впервые в жизни я увидел джиннов. Они научили меня преодолевать страх и быть сильным.

«Родители позвали психиатра…»

ТОП: Что помогло вам снова сблизиться с родителями?

— Через некоторое время они приеха­ли за мной и сказали, что, несмотря на то, кем я буду в жизни — преступником или успешным человеком, все равно останусь

отшельнической жизни мое мировоззре­ние поменялось. По вечерам я читал рели­гиозные книги и часто уединялся, чтобы помолиться. Моя замкнутость, тяга к оди­ночеству настораживали отца. Он начал сомневаться в моем психическом здоро­вье. Будто невзначай позвал к нам в гости психиатра. После нашего общения врач сказал отцу, что я абсолютно здоров и что в моей тяге к религии нет ничего плохого.

ТОП: Когда же отец поверил вам окон­чательно?

— Случай заставил. Заболела моя мама — у нее проблемы с сердцем плюс ко всему сахарный диабет. Вылечить ее полностью я, конечно, не мог, но при помощи мо­литв облегчал ее состояние. Позже, бла­годаря победе в украинской «Битве экс­трасенсов», смог привезти ее в Киев, где ей сделали операцию на сердце. Сейчас маме лучше.

ТОП: На вашу долю выпало еще одно ис­пытание: любимая девушка не дождалась вас из мест заключения и вышла замуж. Что было сложнее пережить — крах карье­ры или потерю любви?

— Даже не знаю. Все произошло одно­временно, это был крах всех надежд… Сей­час я еще не женат и любимой девушки по­ка нет. Но я не расстраиваюсь и не пере­живаю по этому поводу — у меня все еще впереди. Бог приготовил мне немало ис­пытаний, и только когда пройду их — об­рету семейное счастье. А пока я исполняю свою миссию — помогаю людям.

Судьбу Хаяла узнавала Анна Чивешуня